С шпанов ровенский район знакомство в ровно

Драйверы - Сергей Яковлев

Ровно через шестнадцать часов в тысяче километров к северу от За сорок с лишним лет нашего знакомства такого я от Борьки, кажется, еще не слышал .. Это — как раз на трассе кабеля, в Карелии, в районе поселка Лоухи. Там жалко ежемесячно отстегивать четыреста долларов какой-то шпане. Погода в Украине: Ровенская область - Ровенский район - выбор Деление на районы и области исключительно географическое, введено для. Знакомства для СЕКСА! . сверкающий всеми красками Водолей. Шпанов ровенский район знакомство в ровно фотографии мужкие члены фильмы на .

В магазине продают рис. Очередь большая, а работает только один продавец, хотя в отделе их два. Он говорил о любви нашего народа к крылатой советской песне, верной помощнице в труде и борьбе, об огромном значении песни в воспитании высокого художественного вкуса масс.

Авторы лучших советских песен несут в своем сердце великие идеи коммунизма. Для выражения этих идей они находят яркую музыку и слова. Как можно больше таких новых произведений, которые станут поистине достоянием миллионов, ждет от наших композиторов народ, именно потому, по мнению Д.

Шостаковича, в эстетических требованиях к песне и эстрадной музыке нужно проявить исключительную строгость. Кеннеди об отмене карантина блокады в отношении Республики Куба и в связи с наметившейся возможностью завершения ликвидации последствий опасного кризиса, возникшего в районе Карибского моря, на основе договоренности, достигнутой между Председателем Совета Министров Союза ССР Н.

Хрущевым и президентом США Дж. Малиновскому о проведении с 21 ноября годя следующих мероприятий: Ракетным войскам межконтинентального и стратегического назначения с полной боевой готовности перейти к нормальной боевой подготовке и деятельности. Зенитно-ракетной обороне страны и истребительной авиации ПВО с полной боевой готовности перейти к нормальному образу своей деятельности и боевой подготовки.

Отменить состояние боевой готовности для стратегической авиации. Военно-морским силам перейти на нормальную боевую подготовку, а подводному флоту возвратиться в места своей постоянной дислокации. Отменить состояние повышенной боевой готовности в сухопутных войсках. Отменить задержание увольнений из Советской Армии старших возрастов в ракетных войсках стратегического назначения, войсках противовоздушной обороны страны и на подводном флоте.

Голос человека то мужал, рос, то вдруг опускался до нежных серебряных нот Вот опять взрыв ярости, кипение темперамента Он снимался в нескольких фильмах, а сейчас приехал к нам читать стихи молодых поэтов. О нем долго будут помнить студенты, школьники, рабочие — все те, кто побывал на его литературных концертах. В программе артиста стихи Е. Вознесенского или солидные махровые мещане из стихов Р.

Эти стихи полны непоколебимой веры в человека, его высокое назначение на земле. Своеобразна манера исполнения артиста. Когда слушаешь стихи, невольно встает перед глазами Маяковский. Артист объездил много городов не только в Советском Союзе, но и за рубежом. Он не раз выступал за Полярным кругом. Пожелаем же ему новых удач! ПОПОВ Тогда, проклиная всех и вся, рифмоплеты решили донести свои творения до почтенной публики изустным путем.

Трибуной было избрано подножие памятника Маяковскому. Поэтические поганки знали — бронзовый Маяковский не мог сойти с пьедестала и дать им заслуженного пинка. Но за него это сделали те, кому воистину дорога память великого поэта. Ребята с завода сразу поняли, что им преподносят грязную мораль болота. Кубарем с Парнаса Наша партия, ее ленинский Центральный Комитет поддерживают здоровое, жизнеутверждающее критическое направление в искусстве социалистического реализма.

С одобрения ЦК КПСС в последнее время опубликованы сильные в художественном и политическом смысле произведения, в которых правдиво и смело разоблачается произвол, допускавшийся в период культа личности. Достаточно назвать повесть А. Сотни наших колхозников прочитали замечательный роман С. Да это же поругание нашего искусства!

И спасибо партии, Никите Сергеевичу Хрущеву, ставшим за чистоту, великую гражданственность нашего искусства! Это вдохновляет нас, советских писателей. Совет Министров СССР постановил перенести день отдыха с воскресенья 30 декабря на понедельник 31 декабря года. В жизни этого так и не случилось.

Уже совсем по-летнему светило солнце. Несмотря на то что еще был март, казалось, что вся природа вот-вот стронется с места и пустится в одной ей известное шествие — к сияющим вершинам лета, полного запахов жасмина и яблок, когда на зорьке так сладостно сжимается девичье сердце в ощущении чего-то нового, неизведанного. Нина Сидоровна говорила о горькой судьбе крепостных крестьян в бывшей царской России и об отображении их ужасного положения свободолюбивой русской литературой.

Речь ее лилась ярко, взволнованно, и на этот раз учительница, казалось, превзошла самое. Ученики, вздыхая, слушали историю несчастного Герасима, вынужденного утопить преданную ему собаку, гневное возмущение вызвали у них омерзительные поступки дикой Салтычихи, кто-то из детей вспомнил, что и сам Алексей Максимович Горький был бурлаком и вместе с Шаляпиным лежал на волжской пристани, написав мелом на лапте цену своего наемного труда.

И хотя последнее не имело прямого отношения к тому, о чем только что рассказывала Нина Сидоровна, это замечание все равно было принято учащимися к сведению и сыграло определенную роль в воспитательном процессе. Валя Конь добавила, что крестьяне жили в бараках, но учительница была вынуждена поправить ее: Ученики влюбленными глазами смотрели на Оттен. Спелая прядка выбилась ей на лоб, и строгое платье из черного шифона лишь подчеркивало всю ее стройную, изящную, спортивную фигуру недавней выпускницы Московского государственного педагогического института.

Ведь она приехала сюда, в крупный промышленный город Сибири, стоящий на реке Е. Учительница, казалось, тоже была довольна тем впечатлением, которое ее простые слова и примеры произвели на ребят. А один из этих поэтов, я не стану называть его фамилию, потому что впоследствии он пересмотрел свои ошибочные взгляды и тоже включился в борьбу, один из этих поэтов Обратите внимание, что эти глубоко лживые, неискренние слова, написанные от первого лица во множественном числе, якобы претендуют на волеизъявление всего народа, являются якобы голосом народа, чего быть никак не могло в эти мрачные времена, когда крестьян продавали парами и поштучно, на вывод и без земли.

Достаточно вспомнить Радищева, чтобы понять: Ученики любовно смотрели на. Даже стиляга Жуков, который впоследствии стал учителем физкультуры и получил два года за растление с ее согласия четырнадцатилетней ученицы, впервые пожалел о том, что намазал передний край своей первой парты мелом, так как Нина Сидоровна в минуты крайнего эмоционального подъема иногда прислонялась к этой парте выпуклым животом, а потом страшно удивлялась, откуда на ее черном красивом платье эти белые полоски.

Внезапно один из учеников, а это и был наш герой, вдруг загрустил, что не укрылось от цепкого внимания учительницы. Она подошла к нему и потрепала его по круглой стриженой голове с пышным чубчиком, нависающим над его пытливым лбом.

И чем мы все Вдруг им и на самом деле было хорошо? Ведь он же не станет врать, вы сами сказали, что он потом сочинил хорошие произведения Вдруг им было хорошо?

Вдруг они любили своих господ, и господа их любили? Ведь они все были р-у-у-с-кие Будучи классным руководителем, она хорошо знала его семью и никогда не ожидала от него ничего подобного. Его отец служил в войсках, мать была инспектором роно, сестра по путевке комсомола занималась освоением целинно-залежных земель, дедушка умер, а сам он был звеньевым, дважды избирался членом совета пионерской дружины.

Однако вскоре все разъяснилось. Мальчик упал в обморок и лишь бессвязно лепетал нечто из того, что недавно слышал на уроке, но уже с правильных позиций. В те времена грипп, этот ужасный бич второй половины XX столетия, многим был еще в новинку и его еще не умели как следует лечить. Еще не было интерферона, олететрина, ремантадина и других лекарств.

Все места мира

Не было атомных станций. Определенный недостаток имелся и в антибиотиках. Но эти времена безвозвратно канули в прошлое. Налет как налет — не хуже и не лучше. Вполне стандартная тактическая операция озверелого государства против своего народа.

Этим ничего не объяснишь и не докажешь. А здоровья ведь ни за какие деньги не купишь, верно? Командовал операцией какой-то амбал в камуфляже и, разумеется, в маске. С такими, как правило, не договариваются.

Это бы еще ничего — разные службы: Впрочем, он сильно не волновался о судьбе своего товара. Но, подъехав рано утром к складу, обнаружил, что за ночь весь товар вывезли. Открытые настежь двери, мусор на полу, все раскидано, разворочено. И даже телефон из кабинета утащили, сволочи. Товар стоимостью в двенадцать с половиной тысяч долларов исчез в неизвестном направлении. Причем, двенадцать тысяч пятьсот — закупочная цена, а цена реализации в два с лишним раза выше.

Для относительно небогатого Эдика Бархударяна это была серьезная потеря. Он отчетливо понимал, что после потери такой суммы подняться ему будет практически невозможно. Нет, денег, конечно, еще могут дать — люди его знают и верят, что он, Эдик, человек честный и трудолюбивый и опять сможет раскрутиться. Но… Но где гарантия, что и в следующий раз с ним не случится такого же?

Ведь ничего же не ясно. Опять деньги под проценты брать? Сначала поставят на счетчик, подождут месяц, может, два — для приличия, а потом убьют. Убьют медленно и мучительно. Вызовет к себе исполнителей и скажет: И нигде не спрячешься, найдут. Однако не снял. И мобильник отключил, сука! Хотя… Неужели Сергей решил таким образом ему насолить? Совсем оборзел майор, зажрался! Так что же теперь — за горло брать?! Это — уже ментовский беспредел. Пусть с ним теперь другие люди говорят — те, кто действительно что-то решают.

Серьезные люди так не поступают, за это придется кое-кому ответить. Предстояло выяснение отношений на очень высоком уровне. А то, что менты… Так они тоже люди. Не с Марса прилетели, здесь живут. И милую родину, и вклады на сберкнижках, и работу, и самое неприятное — уверенность в завтрашнем дне.

Что уж теперь говорить — надо признать честно: Пусть иллюзорная, ненастоящая, но… Многие потеряли, но некоторые наоборот — кое-что приобрели. Это как раз те бравые ребята, которые проклятых расхитителей за руку хватают. И — по рогам им, по рогам! В сущности, у организации только название и изменилось, а все остальное сохранилось в прежнем виде. Даже замполиты остались на своих местах. Их по-другому стали называть, но все же не турнули на улицу, оставили в подразделениях.

На всякий случай, наверное. Известно, милиция, или полиция, как медицина и педагогика — во всем мире самые консервативные институты. Им революционные изменения ни к чему, они эволюционируют. Стоят на страже, бдят, храня нравственное и физическое здоровье сограждан, то есть россиян, понимаешь. Невысокого роста, светловолосый и очень уверенный в себе Сергей Радзевич в должности старшего инспектора районного отделения ОБЭП, при звании майор милиции, боролся с экономическими преступлениями.

Боролся усердно и активно уже восемь лет. И за эти восемь лет борьбы сменил уже четыре машины; путем сложного обмена с доплатой купил новую, более удобную и просторную квартиру; и дачку приобрел на Карельском перешейке. Не трехэтажную хоромину, какие сейчас себе эти зарвавшиеся новые русские возводят, но все же… До начала борьбы с экономическими преступлениями, еще при социалистическом тоталитаризме, Сергей Радзевич окончил некий строительный ВУЗ.

Потом в течение трех лет подвизался в отделе снабжения крупного машиностроительного предприятия. Затем, в связи с кончиной социализма, больше года был заурядным безработным. Ну, почти безработным — мелкие халтуры и спекуляции не в счет.

Одним словом, дорожка была кривая и неперспективная. Все же ему повезло — нашлись добрые люди, помогли. На прямую дорогу его вывел дядя Леша — двоюродный брат покойного отца, бывшего начальника одного из крупных ленинградских СМУ, к глубокому сожалению Сергея, не дожившего до расцвета российской рыночной экономики. Наоборот даже — еще в самом начале перестройки настоятельно рекомендовал идти работать в милицию.

Точнее — в ОБЭП. И не просто рекомендовал, а связался с кем нужно, после чего все прошло как по маслу. Специальные курсы при ГУВД, стажерство и наконец — офицерские погоны. Потом — скромный банкет, табельное оружие, должность.

Единственное, что смущало — это оклад. Оклад был, но не. Оклады в милиции почему-то всегда устанавливают невысокие.

Наверное, для стимуляции сотрудников. Однако скоро Сергей понял, что служба в милиции, а тем более в ОБЭПе, занятие почетное и важное, а человек жив не хлебом единым, хоть и создан для счастья.

А оклад… Ну, что же — оклад, он и есть оклад. То, что у него без каких-либо усилий выходило помимо оклада, обеспечивало достаточно приличное существование. И даже молодая красивая жена его была почти довольна состоянием семейного бюджета. Почти — потому что в мире нет жен, полностью довольных этим самым бюджетом. И никакого риска, как убедительно ему разъяснили еще в самом начале милицейской службы старшие товарищи.

Вот если начнешь принципы гнуть и от коллектива отрываться, тогда — да, тогда извини: Это был очень тонкий намек на то, что подставить в милиции, а тем более в ОБЭПе, могут любого. Дураком надо быть, чтобы идти против традиций и коллектива. Коллективист по натуре, Сергей дураком не. И намек старших товарищей понял быстро и правильно: Не всю, конечно, но значительную часть.

Сначала он, конечно, побаивался, остерегался и даже, слегка как бы угрызения его какие-то мучили. Потом почувствовал уверенность, привык и успокоился. Это понятно — к хорошему всегда быстро привыкаешь: К комфорту, в общем. Через определенное время Сергей Радзевич получил в подчинение группу, майорскую звезду и относительную самостоятельность.

Это давало солидную прибавку к окладу. С вечера Сергей позвонил домой шефу и отпросился с работы на весь следующий день — здоровье, мол, пошатнулось, то да се. Не сами, ясное дело — наняли бичей у ближайшего магазина.

До трех ночи валандались, пока все бутылки со склада в контейнер бичи перетаскали. А деньги — сюда, в Питер. Транспортировкой и реализацией товара, чтобы самим не светиться, у Сергея таджики занимались.

Примерно с полгода назад ребята из Приморского отдела зацепили двоих беженцев. Один наркоманом оказался, а второй… Второй — просто беженец. Как говорится, был бы человек, а статья всегда найдется. Впрочем, этого и не требовалось — ребята смышленые оказались. И со своей рыночной торговлей справлялись, и в транспортировку конфиската сходу вписались.

Не виляли и не мажорили. Да и не особо-то сложная работа у них была: И незачем этим таджикам налево вилять, когда хорошее дело в руках. На хлеб с маслом всегда заработать.

Особенно, если и дальше с милицией дружить. Заигрался Эдик, намеки нехорошие стал делать. Мол, все под Богом ходим… Ну что же-в ответ получил намеком на намек. В другой раз будет знать, урод, что с властью шутить опасно! И почему-то ни Сергей Радзевич, ни его товарищи-подельники не задумывались о том, что есть при Главном управлении внутренних дел небольшое специальное подразделение — Отдел внутренних расследований, в котором на каждого из них уже заведено особое досье.

И с другой стороны — Эдик Бархударян тоже не был мирным ягненком, сдуру задумавшим попастись на лугу российского винно-водочного бизнеса. Это я еще в детстве из романов писателя В. Хорошие романы, лихие, но душевные: От Питера до заполярного города-порта Мурманска по автомобильной дороге — около полутора тысяч километров.

Тысяча четыреста с чем-то. Через всю Карелию — с юга на север, и почти через весь Кольский полуостров проходит трасса. И до сих пор все достраивают: Работал я в тех краях восемь полевых сезонов на съемке и на поисках. По Мурманке этой довелось мне поездить.

Прошвырнулся раз десять туда и обратно. Преимущественно в теплое время года, лютой зимой как-то не приходилось. Правда, как-то раз осенью, в начале ноября восемьдесят первого, где-то в Кемской волости влип я на этой дорожке в смешную историю.

Дневники (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

Пришлось небольшую — километров на пятнадцать — пробежку совершить. Этакий марш-бросок в валенках. Сейчас самому смешно вспоминать, а тогда не до смеха. А дело — вовсе простое: Это будка такая железная с окошками и дверью сзади. В кузове — пробы, полевое барахло и моя персона, надежно упакованная в овчинный тулуп.

В кабине — двое: Даже не женщина — девица. Я к этому времени, к отъезду в сторону дома, вымотался как собака, двое суток почти не спал. Ну и, естественно, залез в кузов под тулуп. Подремлю, покурю, чайку хлебну из термоса и дальше в нирвану. А что еще делать?

Ну, ехали, ехали, я дремал, дремал… Потом очнулся, или проснулся — стоим. Я, как умная Маша, выпрыгнул из кузова, хотел подойти к кабине, уточнить диспозицию с водилой, а заодно и кое-какие мелкие интимные делишки нужно было совершить — полуторалитровый термос чая к тому времени я уже оприходовал, так что момент настал… И вот только я начал с этими делишками разбираться, стартер — вжик, мотор взревел, они — ф-р-р-р, и снова поехали.

Забавно… Я в первый момент на долю секунды опешил от такого неожиданного разворота событий. Потом, на ходу застегивая ширинку, вслед за машиной рванул, побежал.

Сначала не очень быстро, затем скачками. Крыльями, естественно, захлопал, в надежде, что этот урод-водитель в зеркало заднего вида посмотрит. Тогда я стал громко кричать разные слова. И остался я на дороге один-одинешенек. Белый снег, темные елки и тишина. Как назло, по закону подлости — ни одной машины! Ни встречной, ни попутной. Постоял, почесал я репу и пошел вдогонку пешедралом за своими дятлами. Иду, то ругаюсь, то смеюсь. Минут через двадцать морозец начал одолевать, нос и щеки прихватывать, пришлось перейти на рысистый бег.

На голове треух, на ногах валенки, свитер, штаны ватные. И бегу я трусцой во всей этой амуниции при свете полярой луны. Только пар из ноздрей, и валенки по дороге — хлоп-хлоп-хлоп. Километра через три усы и борода отяжелели от льда — пришлось опять перейти на шаг и мохнорылость на лице от обледенения чистить. Потом опять бегом, пока не запыхаюсь.

Где-то часа через три — я уже чувство юмора стал терять — смотрю, возвращаются, чада убогие. Истошно бибикают, фарами мигают. Подъехали, остановились, из кабины оба выскочили, смеются, радуются.

Не стал я их травмировать, посмеялся вместе с. А что с них и взять-то? Хорошо еще, что быстро обнаружили пропажу меня, любимого. В принципе, могли бы и до Питера пилить, не обращая внимания на мое отсутствие. Ну, и сам дурак, конечно: Хотя по технике безопасности, которая, как утверждал наш хромой экспедиционный инженер по ТБ, написана кровью: А он, гад… Да, довелось мне по карело-кольскому региону пошататься. И в Мурманске бывал не раз, но не понравилось мне.

Города ведь, как женщины, как любовь с первого взгляда: Вот в Архангельск я с первого взгляда прямо влюбился. Сразу что-то родное в нем почувствовал. И объяснить это невозможно. И низенький он, и грязненький — по крайней мере в начале семидесятых таким мне показался — одни доски да щепки с опилками, но нравится.

Улица в нем есть — закачаешься! Не знаю, кто такой, но звучит красиво и гордо. Классное сооружение из стекла и бетона, с преобладанием последнего. Я тогда еще был холост и независим, то есть молод и глуп, и мог себе позволить. В командировках оттягивался по полной программе, как сейчас говорят.

Народ в городе Архангельске простой, без закидонов. И лица у всех хорошие, открытые и приветливые. Если и начнут выяснять отношения, так интеллигентно, без ножей и стрельбы — кулачками да по морде. Была у меня там, в Архангельске, девушка знакомая. Очень хорошая девушка, Галя. Мне двадцать один годок тогда исполнился, ей — восемнадцать… Не сложилось. С Мурманском — не так, антипатия у меня к нему в душе какая-то непонятная. И водка там невкусная — ощущение такое осталось, и архитектура — дрянь: А менты так вообще волки позорные, суки заполярные!

Ногами, лежачего… Ну, и Бог бы с ним, с Мурманском — век бы его не видать, если бы не работенка. Там разгрузиться, затем снова нагрузиться — и назад, вниз, до Питера. Обычная работа, но оплата… Восемьсот! Сердце мое возликовало, душа возрадовалась. Зуб даю — доведу шаланду. Да за такие деньжищи я без тягача весь груз на себе дотащу!

Одним словом, люблю я такую нескучную работу. За восемьсот красивых американских долларов! Ну, а уж права с нужными категориями, слава Богу, в наличии имеются. И даже — спасибо армии родной и ее доблестному полковнику Гене Логинову — в двух экземплярах. Так уж случилось, что последнее время только этими правами и живу: Как ни крути, а грузовичок — средство производства, более-менее постоянный кусок хлеба. Как мой, трагически погибший, или точнее — безвременно ушедший видеопрокатик.

Что ни говори, а кормил он. Да, хорошее дело — средство производства. Но увы мне, грешному — нет стартового капитала: Профукали мы с Лидусей денежки наши большущие, понакупали себе ерунды всякой типа квартиры, одежды и еды, понимаешь. Теперь вот сидим, кукуем… Ну, да ладно. Заказчик на меня случайно вышел через… В общем — неважно. Скажем, через одного давнего знакомого. Вполне приличного мужика — рыбой на рынке торгует, на Сенном.

Причем, закорешили давненько уже, еще в то время, когда я Зайцевым. Честное слово — совершенно случайно. А он мне сразу в лоб: Завернули к Сенному рынку. Вокруг — ящики, бочки, бомжи, бездомные кошки, грязные проходы и ларек-контейнер с дверью.

В контейнере стол стоит письменный, в углу ящик железный в виде сейфа, а между столом и сейфом — человек усатенький. Прямо офис, только секретутки и факса не хватает. Мелковатый, но чувствуется — деловой. Побазарили, потрендели, то да се… Как жизнь? В общем, сначала ля-ля-ля тополя, потом о главном: Халтура разовая — перегнать машину с грузом. Говорит, что ты водитель хороший и человек честный и душевный. Надо же — хороший, честный, да еще и душевный!

Кстати, у автора есть инста www. Жаль что так обрывается расказздесь бы ещё 2 части не помешало Рейтинг: Бродяга Космическая фантастика в плане активных действий поживее "охотника",вот только ГГ симпатии не вызывает. Гайдзин Исторические приключения Вторая книга Клавелла, которую прочел. Не знаю, то ли в том случае сыграл роль просмотренный до этого фильм, то ли какие иные факторы допуская, что перевод - но впечатления от "Гайдзина" на порядок тоскливее впечатлений от "Сёгуна".

Сугубо личное впечатление, навязывать не собираюсь: